Мой ребенок - эгоист

Подойдем к ответу на этот вопрос исторически. Каждый трехлетка эгоцентричен по определению — вселенная вращается вокруг него. Это возрастная особенность. Именно трехлетка, играя в прятки, может сказать что-то вроде: глаза закрою — вы меня вообще не найдете! Для него нормально считать, что, когда он закрывает глаза, в мире ничего не происходит.

Постепенно градус эгоцентризма снижается. Этому в значительной мере способствует следующий за кризисом трех лет период ролевых игр. Причем здесь важно, чтобы у ребенка трех-шести лет была возможность играть именно со сверстниками, а не взрослыми или старшими детьми. Каждый из сверстников — такой же центр вселенной, с ним договориться — непростая задача, в то время как взрослый или ребенок постарше обязательно уступит малышу, не дав ему, таким образом, возможности поучиться принимать во внимание интересы другого человека.

К семилетнему возрасту ребенок имеет шанс подойти вполне социально адаптивным человеком, уже смутно понимающим, что его свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека.

Говоря об эгоизме подростков, стоит обратить внимание на то, что мнение семьи и друзей могут, и довольно часто, диаметрально расходиться. Семья может считать подростка законченным эгоистом, поглощенным исключительно собственными интересами, а друзья — говорить о нем как о настоящем друге, готовом без рассуждений прийти на помощь. Одним из объяснений такого положения дел может стать различное отношение к молодому человеку в семье и дружеском кругу. Перед друзьями нужно выглядеть сильным, надежным, компетентным, благодаря демонстрации этих качеств может быть заработан авторитет, необходимый подростку. А чего ждет от растущего человека семья? Как озвучивает и предъявляет свои требования и ожидания? Может ли подросток быть авторитетным в семье? Или будет спокойнее, если он будет слушаться маму, которая уступает ему место в транспорте и утюжит брюки… кстати, до какого возраста? Если мама жизнь кладет на воспитание ребенка, есть ли у него шансы догадаться о том, что у мамы могут быть свои отдельные от него интересы?

Вопросов получается больше, чем ответов, тем интереснее, значит, продолжение следует.

Буйные трехлетки

О самом известном детском кризисе: родители могут к нему подготовиться или усилить его проявления

Кризис развития — вполне закономерное явление. Каждый человек в своем взрослении проходит ряд кризисов — точек перехода с одной стадии развития на другую. Наиболее изучены стадии развития и кризисы детского и юношеского возраста. Со взрослыми сложнее, хотя, например, «кризис середины жизни» — довольно известное словосочетание, им зачастую объясняется самый широкий круг проблем. Кризиса не избежать, но к нему можно подготовиться. Родители могут как усиливать кризисные проявления своего ребенка, так и сглаживать их.

«Несносные, буйные трехлетки!». Известнее кризиса трех лет, наверное, только подростковый кризис.

Несколько лет назад мы со студентами проводили небольшое исследование во второй младшей группе детского сада — это дети возраста трех-четырех лет. На входе была гипотеза, что уровень когнитивного развития (мышление, память, внимание, воображение, восприятие и речь) ребенка оказывает влияние на переживание кризиса трех лет. Студенты провели стандартное обследование когнитивных функций, внесли данные в таблицу. А затем попросили всех сотрудников сада, работавших с этой группой детей, проранжировать список детей группы по остроте переживания кризиса. Задействовано оказалось около 10 педагогов, поэтому говорить о надежности довольно затруднительно, но тенденция оказалась такой: «кризисные лидеры» — по их поводу среди педагогов было единодушное мнение — дети с когнитивным развитием по нижней границе нормы, наименее развитые на фоне остальных детей группы.

Что такое когнитивное развитие трехлетнего человека, когда он еще не умеет читать, не может самостоятельно посещать развивающие его мероприятия, даже выбрать направление собственного развития и то не имеет возможности? Это вложенное родителями в ребенка время, силы и внимание. Причем в таком возрасте родителю не обязательно осваивать какую-то определенную методику, хотя последовательность еще никому не мешала, достаточно общаться с ребенком в духе «что вижу, о том и пою» и позволять исследовать то, что ему интересно, обеспечивая безопасность процесса.

По-другому не понимает

Мифы о воспитании детей, которые активно используют современные родители

Воспитание — одно из трех занятий, в котором субъективно компетентен каждый. Два других — это лечение и обучение. Звучит удивительно и странно, однако, увы, это правда.

Исторически, пожалуй, так оно и было в традиционном многодетном обществе. Девочки смотрели на своих мам, помогали с младшими или племянниками и к моменту появления собственных детей были полностью подготовлены как теоретически, так и практически. Другое дело — современное общество, малодетное и разобщенное, когда женщина может не столкнуться с уходом за младенцем ни разу до появления своего собственного.

Такое положение дел вполне закономерно влечет за собой появление разнообразных мифов и предубеждений, связанных с воспитанием. Одно из наиболее живучих предубеждений заключается в том, что для авторитета родителя всегда важно оставлять последнее слово за собой, иначе авторитет будет страдать. И потому родитель будет продолжать упорствовать там, где это уже не требуется.

Например, ребенок наказан за проступок лишением прогулок на три дня. Оставим за скобками адекватность этого довольно распространенного наказания. Зачастую уже к исходу первого-второго дня родитель понимает, что погорячился, но, будучи подпертым собственными словами и представлениями о формировании авторитета, не может переиграть условия.

Или еще одно крепкое предубеждение заключается в том, что если ребенок проявляет агрессию, справиться с ней можно физическими наказаниями. Если представить, что наказание — это урок, который должен ребенок извлечь из происходящего, каким он будет в такой ситуации? Драться нехорошо? Это вряд ли. Вывод будет скорее таким: драться можно тому, кто сильнее, например, папе. Или драться могут взрослые — кто дерется, тот и взрослый… Какими бы странными ни казались предполагаемые выводы, именно такие делаются чаще, чем это можно себе представить.

А между тем главная задача воспитания — это научить ребенка адаптироваться к тем постоянно меняющимся условиям, в которых ему предстоит жить. Значит, доминирующая особенность воспитательного процесса — это гибкость и творческий подход.

Ошибочные цели ребенка

Все в сад

Как подготовить ребенка к садику, чтобы он не капризничал и не закатывал истерики

В сентябре впервые ребенок идет в детский сад… Сделать этот процесс максимально легким и простым могут помочь несколько вещей.

Во-первых, необходимо прислушаться к себе: насколько для нас, родителей, это решенный однозначно вопрос. Не будем рассматривать ситуации, когда от выхода мамы на работу зависит финансовое выживание семьи, там этот вопрос не поднимается, потому что никакого выбора нет ни у мамы, ни у ребенка. Когда мама может выходить на работу, может не выходить, тогда и возникает множество сомнений: готов ли ребенок к садику, может быть, ему еще годик побыть с мамой, лучшее ли это место для развития и социализации ребенка? Сомнения мамы или обоих родителей транслируются ребенку.

Здесь нет никакой мистики: метания родителей проявляются в подборе слов, которыми они пользуются в разговорах о саде, в интонациях и жестикуляции. Ребенок на них реагирует так, как умеет, теми средствами, которые есть в его распоряжении: истериками и капризами.

Во-вторых, важно определиться с целью, которую преследует посещение сада. Если сад — это место передержки ребенка, пока папа и мама работают, ходить в него мало кому хочется. Если сад — это место, где ребенок будет учиться и развиваться, совсем другое дело. Эту цель в позитивных красках нужно донести до ребенка: как здорово, что он будет ходить в детсад. Чтобы эти слова звучали искренне (фальшь ребенок моментально распознает), важно, чтобы выбранный сад и воспитатель нравился родителям. Только представьте на секунду, как родители, отягощенные собственными неприятными воспоминаниями о садике, ведут ребенка в место, которое им не нравится, плохо отремонтированное… и передают воспитателю, который вызывает у них антипатию и неуважение… А ребенку в этом предстоит провести пять лет своей жизни. Хочется ли ему туда идти? Ответ лежит на поверхности.

В-третьих, чтобы сад воспринимался ребенком как нечто предсказуемое и стабильное, необходимо снова и снова рассказывать ребенку о расписании в садике, о занятиях, как они проходят, что на них делают дети, когда бывают прогулки, что происходит на них.

Эти меры не отменяют сложностей адаптации, но сглаживают их.

Ошибочные цели ребенка

Добрый день ,уважаемые участники форума!

29 декабря в академгородке состоится семинар для родителей "Ошибочные цели ребенка"

Любое плохое поведение ребенка- это его способ найти контакт с нами. Если дети чувствуют, что они сильны, что их понимают, ценят и любят, у них нет необходимости устраивать сцены и безобразничать.

Р. Дрейкурс рассматривает плохое поведение детей как ошибочную цель, которую можно переориентировать. Он условно разделил плохое поведение на четыре основные категории, или цели: внимание, власть, месть и уклонение.


Что может означать родительская фраза: «Мой ребенок совсем меня не слушается!»? Вариантов ответов здесь возможно множество.

Кто-то скажет: это означает, что ребенок капризный. Обратим внимание на каприз в подлинном смысле слова: агрессивную настойчивость ребенка, стремящегося любой ценой добиться исполнения своих желаний. Такой ребенок не приемлет никаких возражений и готов устроить бурную сцену ради исполнения любой своей прихоти. Понятно, что подобное поведение доставляет немало огорчений родителям. Да и самому ребенку оно не идет на пользу, ибо, закрепляясь как черта характера, приводит впоследствии к формированию вздорности, эгоистичности и неуживчивости. Хотя, если задуматься, то родительский ответ уже предполагает, что капризность есть как сформировавшаяся черта характера.

Здесь можно возразить: «Да неужели я желал, чтобы мой ребенок со слезами и визгом корчился в истерике по любому пустяку?» Конечно, никто не провоцирует капризы сознательно. Но определенные родительские не вполне осознанные действия способны провоцировать ребенка. Иногда можно слышать на детской площадке: Сейчас скажу: пора домой, - истерика начнется. Через минуту мама зовет ребенка домой, ребенок устраивает истерику, которая прекращается только принудительным унесением ребенка с площадки.

Итак, можно утверждать, что поведение ребенка определенным образом зависит от убеждения родителей в том, каким это поведение должно быть и чего они собственно ожидают от детей. В основе нашего поведения и взаимоотношений лежат значения слов, присутствующие в нашем сознании и основывающиеся на том, как мы «видим мир». Слова – это средство, с помощью которого мы ощущаем, понимаем и объясняем мир, а также транслируем свое мироощущение и понимание окружающим.

Если родители убеждены в том, что дети себя плохо ведут, потому что они избалованы, эгоистичны, дурно воспитаны, у них плохая наследственность, то из этого следует, что ребенок плох сам по себе, благодаря сумме своих внутренних качеств. Изменить что-либо невозможно.

Другое дело, если родители объясняют для себя непослушание другими причинами. Дети плохо ведут себя потому, что они хотят внимания, быть любимыми и значимыми. Тогда возможно взаимодействие и диалог, направленный на изменение взаимоотношений. Следовательно, изменяя наши представления и убеждения, мы переходим от одного способа видения мира к другому. Здесь Вашему вниманию предлагается видение мира детского непослушания через призму теории Р.Дрейкурса.

Р. Дрейкурс предлагает рассматривать любое плохое поведение ребенка как способ найти контакт с нами, потому что если дети чувствуют, что их понимают, ценят и любят – они в контакте со взрослыми – у них нет необходимости устраивать сцены и безобразничать. Тот путь, который избирает ребенок, чье поведение не устраивает окружающих его взрослых, Р.Дрейкурс рассматривает как ошибочную цель, которую можно переориентировать. Он условно разделил плохое поведение на четыре основные категории, или цели:

внимание;
власть;
месть;
уклонение.

Когда ребенок добивается признания своей значимости привлекая внимание, борясь за власть, мстя и уклоняясь от активного взаимодействия, вызывая жалость. В теории Р.Дрейкурса предусмотрены диагностические инструменты, помогающие довольно отчетливо определить, какую именно цель преследует ребенок в данный момент; и вообще - преследует ли ребенок в настоящий момент ошибочную цель или общается доверительно и открыто. При анализе детского непослушания за скобками оставляются ситуации, когда ребенок голоден, болен или утомлен. В упомянутых случаях плохое поведение ребенка связано с его специфическим состоянием, а не какими-либо другими обстоятельствами.

Выявленные Р.Дрейкурсом ошибочные цели можно использовать для того, чтобы понять намерения того или иного поведения ребенка. При таком подходе плохое поведение – это информация к размышлению, что помогает избегать скоропалительных репрессивных родительских воздействий на поведение ребенка.

Координатор группы 913 926 92 49 Евгения ответит на все Ваши вопросы.

Почему мама не хочет жить с папой?

Мы с мужем решили развестись. Официально пока не развелись, но живем уже раздельно несколько недель. Мой пятилетний сын задает мне этот вопрос: мама, почему ты не хочешь жить с папой - всякий раз, как только пообщается с отцом. Думаю, что это муж учит его. Я не знаю, что отвечать на него. Не знаю, как вообще об этом говорить с ребенком. Помогите подготовиться к такому разговору.

Думаю, что начать следует издалека, например, с того, что семья значит для ребенка и для взрослого. А семья для взрослых и детей значит совершенно разное. Во-первых,  взрослые создают семью сами, это их выбор, их решение. Правильный или нет, но это их поступок, совершаемый по зрелому размышлению и во взрослом возрасте. Взрослые стремятся  к совместной жизни - и начинают ее. Для ребенка  все это - предыстория его существования, что-то, что было давным-давно и не могло быть иначе, как для нас - историческая реальность, Октябрьская революция или Великая Отечественная война. Для ребенка семья - это то, что всегда было, есть... и будет? Вот это совсем не факт, более того существование родительской семьи или прекращение существования не зависит от мнения, решения и действий ребенка совершенно. это та сфера, на которую ребенок влиять не может.

И если для родителей развод - это малоприятный, болезненный, иногда драматический шаг, но шаг, призванный сделать жизнь лучше, то для ребенка пяти лет - это вселенская катастрофа.
Поэтому крайне важно не вовлекать ребенка в выяснение отношений, в разбирательства между родителями. У ребенка тогда складывается иллюзия, что он имеет какую-то власть, может на что-то повлиять.
Например, родители еще только задумавшись о возможности развода, могут задавать ребенку провокационные вопросы. Кого ты любишь больше, папу или маму? С кем ты хочешь жить больше, с папой или с мамой? Для ребенка нет верных ответов на эти вопросы. Он хочет жить с обоими родителями. Он не хочет выбирать. Однако потом, когда\если  дело-таки доходит до развода. Ребенок начинает мучительно вспоминать эти ситуации и винить себя, что ответил тогда неверно, плохо что-то сделал... И худшее, что родители могут сделать, это утвердить ребенка в его сомнениях.

В том случае, когда родители делают ребенка соучастником, посредником выяснения отношений, вину за разрушенные отношения он также получит в полной мере. "Я не смог убедить маму вернуться к папе!", "Если бы я тогда говорил громче, папа услышал бы меня, и родители были бы со мной вместе".

Конечно, ребенок член семьи, и он будет ощущать напряжение, и даже может задавать вопросы, о том, не поссорились ли папа с мамой. Игнорировать эти вопросы не стоит. Но и давать информации больше, чем просит ребенок тоже не стоит. "Да, мы поссорились из-за машины (например), мы будем мириться, тебя очень любим и я, и папа, мой хороший!" И далее стоит перевести разговор на другие дела. Для пятилетнего ребенка достаточно предоставленной информации. Самое главное здесь для малыша то, что ссорятся не из-за него, а его любят по-прежнему.

Когда окончательное решение о разводе будет принято. Ребенку также стоит сказать об этом без лишних подробностей и деталей. Основное внимание имеет смысл сконцентрировать на том, какой теперь будет жизнь изменившейся семьи.

"Мы с папой будем жить отдельно. Мы с тобой останемся здесь. Папа тебя очень любит, поэтому будет приходить к тебе по вечерам, а в пятницу будет забирать тебя из сада. По выходным..." Примерно так.
Важно, чтобы по крайней мере какое-то время то, о чем Вы будете говорить по поводу  планируемых событий и расписания, происходило именно так, как Вы задекларировали. В то время когда картина мира ребенка рухнула, для него становятся невероятно значимы островки стабильности и предсказуемости: мама сказала - мама сделала; папа сказал - папа сделал.

О взаимоподдержке и подтверждении слов и действий друг друга с супругом необходимо договориться заранее. Это поможет пережить ребенку непростой период расставания родителей. Если каждому из вас прежде чем что-то сказать или сделать, удастся получить ответ на вопрос: в этом сейчас больше заботы о ребенке или вымещения обиды на ребенке - у процедуры развода появятся шансы пройти психологически более или менее благополучно в психологическом плане для всех членов семьи.

Подростковый бунт

Сын учится в одиннадцатом классе. Совершенно безответственно подходит к своему обучению. Ему предоставлен максимум возможностей: хочешь изучать английский - пожалуйста, тебе языковая школа; хочешь программирование - и это не проблема. В восьмом классе он и вообще на зло мне прогуливал оплаченные у репетитора занятия по математике. Это было ужасно! Каким-то чудом закончил десятый класс без троек... На любое замечание огрызается и хамит: "Ну, мама!" Его ответ на любые мои пожелания и просьбы. "Я сам знаю, когда мне ложиться спать! Я сделаю уроки ,когда посчитаю нужным!". Никакого уважения к старшим! Как донести до него, что нужно проявлять ответственность за обучение и уважение к старшим?

Молодой человек (называть одиннадцатиклассника мальчиком, пожалуй, уже неправильно) успешно закончил десятый класс. Рассуждать, насколько этот успех - закончить год без троек - случаен, насколько закономерен, можно довольно долго. Чем был обусловлен этот успех - учебными ли усилиями или высокоразвитыми коммуникативными навыками подростка - не так уж и важно. Важен результат, который указывает на то, что сын смог распределить свои силы на дистанции, смог выработать для себя оптимальный режим труда и отдыха, при котором у него есть ресурс качественно учиться - реализовать свое ответственное отношение к обучению. Такое положение дел ставит перед нами ряд вопросов: если у сына получилось несколько месяцев назад успешно справиться с учебными нагрузками, то что вызывает беспокойство сейчас, побуждает считать, что сын не ощущает ответственности за завершение школьного обучения и действует себе во вред? Или подросток в десятом классе жил по качественно иному режиму?

Есть ли какие-либо фактические подтверждения халатного отношения к обучению более свежие, чем трех-четырехлетней давности ,когда мальчик прогуливал репетитора по математике.

Если при ответе на эти вопросы обнаруживаются серьезные, весомые аргументы - есть определенные поступки и события в жизни семьи и подростка, делающие возможными радикальное изменение отношения к обучению, то оптимальным будет вместе с ребенком обратиться к психологу для очной консультации, чтобы помочь сыну накануне глобальных перемен в его жизни обрести наилучшую психологическую форму.

Если при ответе на приведенные выше вопросы не обнаруживается ничего, кроме смутных предположений, основанных, например, на убеждении о том, что все подростки этого поколения - безответственные потребители, не считающие нужным трудиться для обретения благ, считающие, что стоит им только после вуза выразить готовность где-то поработать, как все работодатели мира кинутся в битву за соискателя. Тогда стоит сконцентрироваться на своем состоянии, не затрагивая лишний раз ребенка. Имеет смысл обратить внимание на собственные переживания, присмотреться к источнику тревоги: что в происходящем беспокоит меня больше всего?

1. Если я опасаюсь, что уровень знаний моего ребенка недостаточен для поступления на бюджет. Я могу проверить это опасение, поговорив с преподавателем-предметником. План действий можно намечать далее в зависимости от того, какой информацией поделится педагог. Педагог обязательно поделится, если прийти и поделиться своими сомнениями, развеять которые может компетентный специалист, стоящий перед Вами. Это правда, и учитель Вам поможет, может быть даже что-то рекомендует.

2. Если я опасаюсь, что плохо знаю своего ребенка, и могу что-то важное пропустить и не помочь тем, чем помочь имею возможность. Об этом я могу спросить ребенка: тебе нужна моя помощь? Я беспокоюсь. Это нейтральный не давящий вопрос и пояснения. В этом случае ребенок не будет закрываться, он ответит.

3. Если я опасаюсь, что в случае провала на экзамене, я буду бледно выглядеть как родитель. Имеет смысл поработать с собственной родительской самооценкой самостоятельно (а в чем я действительно как родитель? - ответы списком) или со специалистом.

Что касается хамства, то в приведенных фразах, оно явно не просматривается. Поэтому не выношу его отдельным пунктом для работы.

И никакого подросткового бунта.

Психологическое исследование

Добрый день!

Приглашаю Вас принять участие в исследовании феномена психологической поддержки в отношениях учитель-ученик.

Как показывает практика школьного общения и учителя, и ученики считают, что поддержка нужна. В рамках подготовки к школьной научно-практической конференции, мы с учащимися гимназии № 6 начали изучать эту тему. Показалось любопытным опросить учеников и учителей, попросить их дать толкование слова "поддержка" и ответить на несколько вопросов. Более сотни учеников старших классов и несколько десятков учителей приняли участие в опросе. Сейчас пока подводятся предварительные итоги.

Итак, все согласны с тем, что поддерживать друг друга нужно. А вот далее начинаются разночтения. Почти 100% учителей считают, что они оказывают поддержку своим ученикам. Но лишь немногим более половины учащихся ощущают эту психологическую поддержку. Означает ли это, что кто-то из респондентов лукавит? Вовсе нет - учащиеся опираются на свои ощущения; педагоги анализируют свои действия и делают выводы. Каждый прав и честен. Следовательно, понятие поддержки становится чем-то вроде черного ящика, куда преподаватели вкладывают что-то свое, а ученики извлекают не всегда то же самое. При таком раскладе становится очень важно понять, в чем основа таких разночтений. Это понимание имеет большую практическую ценность - в нем возможность согласовать действия учителей и учеников, сделать психологический климат в школе более благоприятным и повысить учебную мотивацию за счет взаимных симпатий.

Для участия в исследовании необходимо завершить несколько неоконченных предложений:

Поддержка - это ...

Я считаю, что учителя поддерживают учеников, потому что ...

Я не считаю ,что учителя поддерживают учеников, потому что ...

Составьте инструкцию по оптимальной психологической поддержке Вашего ребенка в школе по пунктам. Что могут сделать взрослые, чтобы создать комфортные психологические условия для обучения Вашего ребенка.

Комментарии в свободной форме тоже приветствуются. Педагогическая наука не забудет своих героев :)

За перепост буду признательна.

Как понять себя и свою семью?

Мастер-класс проводит Бердникова Анна Геннадьевна

Семья - вечное незыблемое понятие. Семья есть или была у каждого так или иначе. Задаваться вопросом: зачем человеку семья - представляется кощунством и вызывает недоумение. Однако, как у любого другого объединения, у семьи есть свои задачи и функции. Семья призвана удовлетворять определенный круг потребностей человека.
В зависимости от того, как и насколько удовлетворяются потребности каждого члена семьи, она может быть функциональной и дисфункциональной - выполняющей свои задачи и не выполняющей эти самые задачи.

Можно сказать, что семью не выбирают (в ней живут и умирают ;) ...), но будет ли семья отвечать желаниям человека, его чаяниям и потребностям, во многом зависит от него самого. От того, насколько он сам отдает себе отчем в том:
-какой жизни для себя хочет;
-чего хочет от семьи;
-как представляет себе взаимодействие в семье;
-что хочет и готов делать для изменений во благо себя и других чад и домочадцев.

Над этими вопросами не принято задумываться. Само собой разумеется, что существует определенный неизменный жизненный уклад, порядок вещей, а почему, собственно, он не может быть изменен? Что мешает неуютную комнату сделать уютнее? А уютную сделать потрясающе уютной? Только собственные представления о том, что это невозможно.
Предлагаемый мастер-класс "Как понять себя и свою семью?" - это возможность. Возможность задать себе вопросы, которые раньше не приходили в голову, и что самое приятное и полезное - получить на них ответы. А значит, понимание того, что и как можно изменить для улучшения своей жизни и жизни своей семьи.

Стоимость участия: 700 рублей.
Местоположение:
Новосибирск
Начало:
25 июня в 16:00
Окончание:
25 июня в 21:00

Как вести себя при встрече с агрессией

«Сложнее подойти к уверенному в себе человеку. Уверенность, формируемая семейным воспитанием, помогает ребенку избегать жертвенного поведения на улице: робкой походки, бегающего взгляда, ожидания (следовательно, притягивания к себе) агрессии.

Во-вторых, целеустремленного человека труднее остановить, он занят, к нему психологически труднее подступиться.

В-третьих, физически крепкому человеку проще противостоять агрессии. Психологами установлена прямая зависимость между степенью владения своим телом и уверенностью в себе. При самом неприятном развитии событий выносливому спортивному человеку легче убежать от агрессоров, если возникнет такая необходимость. Или дать сдачи. Конечно, выстоять против нескольких человек непросто, но тиранить того, кто дает отпор, не так интересно, как безропотную жертву.

Ребенка, у которого доверительные отношения с родителями, невозможно запугать до такой степени, что он не сможет поделиться с ними возникшими неприятностями. Нет ничего зазорного в том, чтобы вместе с ребенком побеседовать с обидчиками, возможно, даже пообещать адекватное возмездие при продолжении преследования. Важно, чтобы взрослый при таком общении был адекватен и уравновешен. Обещание справедливого возмездия, произнесенное на повышенных тонах, звучит менее убедительно, нежели произнесенное ровным и спокойным тоном. Для создания доверительных отношений необходимо общаться с ребенком на равных – знать о его интересах, разделять их с ним и делиться своими».
Родители должны помнить о том, что первый помощник ребенка в борьбе с агрессией – это, прежде всего, семья.